?

Log in

No account? Create an account
Все наши вехи, на крови и нервах...с.
Журнал для друзей и мастеров
Вархаммер 2009.Граница между странами 
21st-Jan-2010 04:08 pm
я дам вам парабеллум
Разница между Бретоннией и Империей 

Бретонния и Империя, как государства людей, кажутся похожими, но на деле разница между этими моделями не менее велика, чем, скажем, разница между скавенами и высокими эльфами.

Внешне оба государства похожи на средневековую Европу, но похожи очень по-разному.
Начну с империи, так как людям ХХ века в нее играть проще.

Поначалу она кажется аналогом Священной Римской образца 15-17 веков, но при этом есть несколько важных отличий:
Первое связано с тем, что наличие в ней разработанной магической науки не только подняло технологии на уровень выше 16 века (если в мире есть паровой танк в количестве 8 штук, это говорит о наборе изобретений, проявляющихся не только в военном деле) но и ввело в мир империи ряд социальных технологий будущего. Поэтому отчасти примером нам должен служить не только первый (священная римская империя), но и, пусть и в гораздо меньшей степени, второй (объединенная Германия до первой мировой) рейх.
Именно потому я верю в наличие в империи разветвленной бюрократии, аппарата чиновников и даже чего-то похожего на современные спецслужбы (важно - все же "чего-то похожего"). Впрочем, преувеличивать этот фактор не стоит – с технологической точки зрения у нас скорее Возрождение, в котором была реализована часть проектов Леонардо + определенное применение магии в государственном аппарате. 

То, что в артиллерийской школе горны не гаснут никогда, говорит о том, что страна почти подошла к мануфактурам, хотя в гражданском секторе сохраняется цеховой строй. В Империи есть хорошая система дорог, что косвенно говорит о том, что они востребованы и по ним есть кому перемещаться. Развито речное судоходство. Есть торговые гильдии и банковское дело, а у нас – даже регулярная почтовая служба. 

Второе - постоянная внешняя угроза как от видимого, так и от невидимого врага, отчего стеной бывает окружена каждая захолустная деревушка. Некоторые даже определяют Империю как набор человеческих поселений, находящихся среди гор и лесов, населенных враждебной фауной - в лесах зверолюди, в горах зеленокожие, из-под земли выкапываются скавены, не говоря уже о тайных хаоситах. 

Но такой уровень угрозы определяет и б0льшую авторитарность режима - меры по закручиванию гаек более оправданы кольцом врагов. В нашем мире негативный образ "отжигающего" охотника на ведьм, связан с тем, что мы четко знаем , что сатаны нет и ведьмы, скорее всего НЕ занимались реально дйствующей магической практикой и не были тогдашним аналогом Аль-Кайеды. Но в Мире Боевого молота козни колдунов и мкрытых утантов налицо, и вопрос о борьбе с чернокнижниками начинает напоминать вопрос о борьбе с врагами народа, когда факты вредительской деятельности общеизвестны и необходимость борьбы с ней очевидна. Речь идет скорее о соотношении пойманных истинных чернокнижников и тех, кто "попал под раздачу". Все это может предполагать вариант мышления, которого придерживались в СССР в 37-м: "Да, моего брата расстреляли по ложному доносу, но зато сколько настоящих шпионов и вредителей было поймано! Враг опасен и коварен, и пусть лучше будет казнен невиновный, чем виновный окажется на свободе".
В выборе между хаосом и вичхантером охотник на ведьм как минимум меньшее зло, а то и добро – просто с гипертрофированными кулаками. И потому реакцией любого человека в Империи, увидевшего, что его лучший друг стал мутантом или поклонником Хаоса - это убежать и донести. Он сделает это, скорбя о своем друге - но понимая, что существо, в которого друг превратился - лютый враг не только всему человечеству, но и лично ему.
В сорокатысячнике эта тенденция проявлена еще более, и Империя там может смело претендовать на звание Антиутопии, но проблема в том, что «все остальные еще хуже».

Третье отличие в том, что Действующая (кастующие клирики и не только) религия формирует куда более сильную социальную роль церкви. По сути, империя держится не столько на власти Императора (абсолютной монархией ее не назвать, де факто налицо федеративное устройство) сколько на вере в Сигмара как покровителя людей. При этом церковь это не только инквизиторы, но и миссионеры, и в рамках аналога современного общества боевой священник = замполит или даже комиссар РККА с его набором полномочий, а небоевой – иделолог, пиарщик или политтехнолог. На этот момент МГ хотела бы обратить особое внимание, желая видеть среди Сигмаритов не только и не столько охотников на ведьм. 
(Конечно, в Империи есть и иные боги, кроме Сигмара, но именно Сигмар является «государственно-образующим элементом»)

А что такое Бретонния, учитывая то, что ее концепт несколько раз менялся – от «страны непуганых паладинов» до «предреволюционной Франции, погрязшей в почти во всех возможных пороках»? Как отметил один из моих коллег, если Империя, которую полагал основным государством людей, была любима авторами толстых книг, отчего большинство ляпов было выправлено со временем, Бретоннией занимались меньше, и потому в текстах посвященных ей, куда больше разноголосицы. В связи с этим представляем вариант того, как видим эту страну мы.

Если империя это фэнтези+будущее, отчасти бегущее к стимпанку, Бретонния это классический феодализм + фэнтези. Именно ранне-феодальное общество 12-13 веков, законсервированное поддержкой Леди. Классическое сказочное королевство, где все рыцари – благородные, а принцессы – настолько прекрасные, что если и какают, то исключительно лепестками роз. 

Последнее очень важно, так как (имхо) более всего Бретонния походит на домен Равенлофта, но с обратным знаком - страной управляет "Светлый властелин" в лице Леди, жестко выставивший определенные правила игры. При этом ее поддержка в чем-то настолько избыточна что не дает стимула развиваться. Это касается как технологий или непрямых действий, так и социальных структур.
Иными словами, если бретонский крестьянин будет вести себя благородно и как ему положено, вписываясь в «пасторальный» образ, то при минимальном прилежании его поле всегда даст достаточно богатый урожай, чтобы, заплатив налоги доброму господину, он жил бы спокойно и счастливо. 

Однако беды страны – обратная сторона ее плюсов. Давайте задумаемся, кто управляет страной, если все благородные рыцари, включая короля, паладинствуют в борьбе с эпическим злом, потому что «рыцарю положено». Более того, бретонский рыцарь, - человек, обученный манерам только в узком смысле общения с себе подобными на турнирах и иных куртуазных мероприятиях – все остальное он наблюдает обычно через прорезь шлема в ходе charge-a, и потому в нестандартных ситуациях часто ведет себя как ребенок. 
В результате владельцы маноров, те, кто непосредственно правит землей и людьми, формируются по остаточному принципу. И это не «Ричарды Львиное Сердце», а оставшиеся на хозяйстве «Принцы Джоны», которые хорошо понимают, что поелику Леди все равно не оставит крестьянина в беде, с него можно смело драть семь шкур.
Последнее достаточно важно, так как эта модель оставляет место и для прекрасных паладинов почти ДнДшного типа, и для рыцарей-гопников, чье отношение к народу описано известной песней Бертрана де Борна, - игрок может либо балансировать "на грани", либо ударяться в крайность, при этом не впадая в ересь.
Что же до крестьян, то стараниями Леди они не только не умирают с голоду, но и знают свои права, в том числе и право на мятеж – нет, не на революцию, целью которой является смена всей системы, а именно на восстание против злого сеньора или его наместника при том, что добрый сеньор и тем более добрый король вне подозрений, и рано или поздно он приедет и разберется. А пока никто не приехал, можно и поробингудствовать в лесу, тем более что если разбойники будут благородными, леди не даст им умереть с голоду, а учитывая феодальную раздробленность и то, что никто из рыцарей не лезет во внутренние дела соседей, а у самого злого сеньора обычно не так много сил, это можно делать долго.

Сложнее ситуация с городами – Леди все-таки была крестьянкой, и потому горожан ее благословение затрагивает реже или не затрагивет вообще. Поэтому обитатели больших городов местами напоминают домашнего мальчика, выброшенного в мир без прививок – отчасти именно этим можно объяснить и то, как много там прогнило, в том числе и в прямом смысле. Бретонские города,особенно портовые и лежащие за пределами пасторального пояса, существенно ближе к французским 17 века, и официально никто так и не отменял того, что бретонский флот является одним из лучших в мире и состоит из многопушечных галеонов. Быть капитаном или офицером флота вообще - путь развития для городского дворянства, которые хотят экшна, но не желают жить под колпаком Леди. Но флот-флотом, а мы вернемся к горам и лесам.

В Империи многое держится на законе, я бы даже сказал «Орднунге». Несмотря на то, что система права далека от идеальной, Империю можно назвать «правовым государством» с точки зрения верховенства закона над моральными качествами отдельной личности. Имперские уставы, занудны и дотошны, но писаны кровью тех, кто решил, что можно иначе. 
Правда, реальная сила бюрократа зависит от конкретной ситуации на месте: в противостоянии чиновника из центра и местного феодала-самодура многое зависит не только от мандата, но и от того, у кого за спиной больше мечей. А в городах – от того, у кого больше денег. Развитые социальные системы создают возможность и для развитых социальных зол, в первую очередь, коррупции. 
В Бретоннии – наоборот, во главу угла выдвигаются личные качества: король или сеньор силен потому, что, ведя себя правильным образом, он пользуется поддержкой Леди. То, что на первом месте не столько закон, сколько мораль, тоже дает простор для злоупотреблений, но иного рода - с бретонским феодалом можно договориться чем с имперским чиновником, он в большей мере человек а не функционал (к тому же он никому не подотчетен на своей земле), но его слабости и привычки играют куда большую роль: может и простить недоимку если в хорошем настроении, а может и повесить если в плохом. А законы? Какие-то есть, но доминирует все равно «такова моя воля!».
Где в результате лучше живется простому человеку? Свои плюсы и минусы есть везде. Орднунг формально защищает от произвола, но увы, он не всеобъемлющ. К нему пытаются стремиться, и делают это активно и искренне, но, по сути Империя (повторюсь) - множество небольших поселений и десяток крупных городов плюс замки рыцарей, многие из которых не прочь пограбить. И все эти поселения - лишь островки покоя в огромном лесу, полном монстров, которые постоянно угрожают жизни населения.
Да, бретоннский крестьянин имеет меньше прав, он обязан пахать и во всем подчиняться лорду, оставляющему смердам всего 10% урожая, но зато, в отличие от имперского чиновника, лорд и его дружина всегда под рукой и сделают все, чтобы защитить свои деревни. Ибо если рыцарь струсил, он быстро станет жертвой общественного мнения или более достойного рыцаря, который убьет его в поединке и станет управлять вместо него. У Империи же нет рыцаря при каждой деревне – армия занимает лишь ключевые стратегические пункты, и пока она придет спасать отдаленную деревню от нападения бистменов или гоблинов, может случится, что если селяне не отбились сами, подмога придет к дымящимся руинам.

Кстати о том, что представляет собой деревня. В Бретоннии сохраняется традиционная крестьянская община, которая, конечно, диктует свои правила но при этом способна поддержать в случае чего. В Империи же люди живут в укрепленных деревнях скорее вынужденно, и там где угрозы меньше, часты хутора, или батраки-арендаторы, и если ты заплатил налоги так, что тебе больше не на что жить, никто руки помощи не протянет. 

С гендерным вопросом тоже все непросто. В Бретоннии существует культ прекрасной Дамы, усиленный тем, что колдовство является исключительно женским занятием, и мальчики с такими способностями просто исчезают без следа. Обиженная женщина всегда может пожаловаться Леди или ее представительницам. С другой стороны, отношения колдуньи с мужским полом при этом исключительно деловые, а прочие бретонские женщины согласно силе традиций должны сидеть в замке и заниматься вышиванием, покидая комнаты только на смотрины женихов. И потом, традиционное общество прекрасно сочетает поклонение даме сердца и право первой ночи.
В Империи же женщина может наследовать имущество (и даже быть Графом-выборщиком вроде той, что покровительствует школе в Нульне), и более свободна с точки зрения возможности махать мечом или появляться в обществе. Правда, если что, заступаться некому и рассчитывать можно только на себя. 

Скажем немного и о военном деле. Бретонию представляет классическая армия раннего средневековья: рыцари разных типов, большинство которых «в-натуре-танки» + ополчение + разбойники-патриоты на манер английских лучников. У Империи же почти армия современного типа с комплексными подразделениями, вниманием к инженерному делу и даже колледжами магии в отсутствие Института Кайзера Вильгельма как первого места, где специально развивали секретную военную науку.
Чья система ведения боя лучше, - вопрос сложный, так как варгейм, естественно, балансировали с тем, чтобы «на игровом столе» равные шансы были бы у всех. Считается, что в индивидуальном бою бретонский рыцарь сильнее имперского, зато имперский лучше знает тактику и имеет более продвинутую экипировку. Считается, что имперская пехота техничнее бретонского ополчения и лучше дерется в строю, но принцип ее комплектования таков, что без должной тренировки и внимания это оборванцы, которых научили ходить строем и бить алебардой на счет «раз!». Считается, что бретонцы чаще атакуют очертя голову – но это оттого что их воинские таланты и благосклонность Леди к такой тактике позволяют им делать это действительно эффективно. 
Если нужно, тему различий можно и продолжить, но пока - суммирую:

• раннее средневековье против позднего
•застывшие в традиции старые добрые времена против устремления в будущее
*корпоративность и власть традиции против индивидуализма и авантюризма
• рыцарская честь против «реальной (и часто циничной) политики»
• классическая модель феодализма против организованной бюрократической иерархии.
• правильный бой (фронтальная атака положившись на божий промысел) против тактики и стратегии, прямые действия против непрямых
• бренды: Англия и Франция Ричарда Львиное Сердце против Рейха Максимилиана I, с некоторой примесью Бисмарка и Мольтке

МГ будет очень приятно, если на нашей игре удастся воссоздать именно такое противостояние, тем более что защитникам каждого из образов жизни есть чем похвалить себя и покритиковать оппонента.

Необходимое дополнение: концепции стран у разных разработчиков не всегда совпадают (это особенно касается Бретоннии), и потому МГ имеет некоторое право сказать, что «мы видим этот момент так».


МАКАВИТИ.
This page was loaded Aug 18th 2019, 9:07 pm GMT.